Социологические примитивы в истории цивилизации

Унесла мышонка кошка
И поет: - Не бойся, крошка.
Поиграем час-другой
В кошки-мышки, дорогой!
- Поиграл бы я немножко,
Только пусть я буду кошкой.
Ты же кошка, хоть на час
Мышкой будь на этот раз!
Засмеялась кошка Мурка:
- Ах ты, дымчатая шкурка!
Как тебя не называть,
Мышке кошкой не бывать.
С. Маршак


Речь пойдет о типах мужчин и женщин, выделяемых в популярной социологии. Молодые мужчины делятся на необолов, лопухов и молчеков, а женщины соответственно на теток, синих чулков и молодиц. Более мелких деталей  мы коснемся в процессе изложения.

Из данной классификации исподволь следует, что изложенные типы паруются, т.е. пары необол-тетка, лопух-синий чулок и молчек-молодица "подходят" друг другу. Мы коснемся эволюционной роли этих сочетаний в истории цивилизации.

Начнем с древнего человека. А примером его в наши дни могут служить обитатели малозаселенных уголков остатков дикой природы. Дикий человек, а именно то, что называется охотник и собиратель, - это скорее молчек. Он много времени проводит  в одиночестве, в общении с природой, он вынужден много знать и постоянно изучать новое. Успешность его жизни зависит от изворотливости его ума, от адекватных реакций на встречу с конкурирующими охотниками, хищниками и пр.

Из более близких понятных известных примеров можно вспомнить литературных героев Соколиный Глаз (Длинный карабин) и Дерсу-Узала. В этих образах воплощено понятие первобытного охотника, но в контакте с достаточно развитой цивилизацией. Такой охотник все умеет делать сам, включая уход за хозяйством и ремонт одежды. Женщина не нужна ему для обстирывания и приготовления пищи. Он умеет и предпочитает заниматься этим сам.

Дикий человек-женщина - это скорее молодица. Даже если она живет с мужчиной, которому надо охотиться, то большую часть времени проводит без него - с детьми или одна. Она умеет позаботиться о себе, о своем здоровье и здоровье детей. Она разбирается в травах, приметах, играет с детьми. Она может постоять за себя при встрече с хищником и чужаком. В этом случае ее жизнь будет успешна.

При возникновении многолюдных оседлых поселений формируется новый тип - необол и соответствующий ему тип тетка. Крупные оседлые поселения (в общем случае города) отличаются сильным разделением труда. Т.е. каждый житель занят своим ремеслом и изо дня в день занимается только им. Это сильно сужает  кругозор. Практически исчезают опасности, а успешность жизни в большей  степени зависит не от адекватной реакции на происходящее, а от соблюдения принятых в этом поселении правил, законов. Появление мест коллективного труда (артели, цеха, фабрики) еще больше способствует формированию характерных для этих двух типов качеств: преимущественное общение с однополым окружением, расхождение интересов и отсутствие взаимопонимания между разными полами.

Молчеки не находят себе места в людных поселениях, они или занимают руководящие посты, или воюют, или бродяжничают. Молодицам сложнее - выбор невелик - или жить отшельницей-ведьмой (как бы дикой) или быть куртизанкой. И конечно же остается вариант - пробиваться в высшие руководящие круги (что впрочем почти равносильно куртизанке), которые всегда заманчивы для молодиц.

Т.о. сами условия формирования типов необол и тетка подразумевают более низкий уровень образованности (интеллекта), стремление соблюдать законы "напоказ", лень (ввиду отсутствия опасности).

Зарождение исторически самых новых типов - лопухов и синих чулков - связано с монастырями. Монастыри были прибежищем для убогих, неприспособленных к самостоятельной жизни, слабых людей. Это специфический социальный институт, который получил  распространение и на западе, и на востоке. Обитатели монастырей (вернее сказать потенциальные обитатели, потому как мало ли, как оно там было в каждом конкретном случае) были слишком слабы, чтобы вести бродячий образ жизни современных им молчеков и молодиц, или же вести успешную борьбу за места в руководящей элите. Не случайно монастыри несут религиозную нагрузку - особое упование на Бога их послушников прямо следует из их слабости. Уже на этом этапе создаются предпосылки для отличительных качеств лопухов и синих чулков: высокая нравственность, беспрекословное бездумное подчинение заведенному порядку, компенсация высокими моральными принципами общей духовной слабости (т.е. не сдерживается и грешит, но зато потом кается, и истово молится), стремление к обильной учебе не столько из интереса, сколько из желания забить чем-нибудь голову (обучение не по типу инсайта, а по типу зубрежки). Здесь же появляются невиданные дотоле совесть и стыд.

Т.о. поначалу лопухи и синие чулки были изгоями, бесполезными членами общества (они выполняли свои функции в обществе, но с точки зрения общества их жизнь не была успешной). И только в последнее время, в эпоху так называемой Научно-Технической Революции, эти типы начинают играть свою историческую роль. Оказывается, что те, кто раньше расценивались как изгои, наилучшим образом приспособлены к существованию в новом обществе.

В отличие от необолов и теток, которые достаточно однородны, и от молчеков и молодиц, которые очень индивидуальны, лопухи и синие чулки  подразделяются на несколько довольно обособленных подтипов. Внутри лопухов, как и вообще мужчин, сегрегация выражена лучше, особенно в молодом возрасте. Напомним, лопухи делятся на 7 подтипов: собственно лопухи: физики, меланхолические; необоловидные: крысы, пупки, упертые; молчековидные: пончики, слащавые. Классификация синих чулков, как и вообще женщин, более размыта и осложняется главным образом трудностью выделения типов среди голубых чулков - переходной стадии к молодицам. Т.е. достаточно много  встречается переходных вариантов от каждого из подтипов синего чулка к молодице, а также их сочетаний между собой. Также более-менее устойчивые женские типы формируются достаточно поздно - к 35-40 годам, что еще более усложняет задачу. Подклассификация синих чулков еще не обнародована и тут приведена не будет.

Из названных типов лопухов во времена монастырей существовали по-видимому лишь упертые, крысы и меланхолические. Остальные появились уже в наше время. Каждый из этих типов сейчас имеет шансы достаточно удачно вписаться в общественный уклад. Подобная же ситуация с синими чулками - они - основная рабочая сила современности и будущего. Если раньше (во времена монастырей) они играли побочные и незначимые роли, то сейчас они занимают все ключевые роли, т.е. включены во все основные "социально-технологические цепочки", если так можно выразиться.

Т.о. переход от "работника" к "специалисту" как центральной фигуре производства ознаменовал передачу социального приоритета от необолов/теток к лопухам/синим чулкам. Уже сейчас тип необола/тетки связан с социальной неуспешностью. И видимо скоро они будут вытеснены с большой социальной арены в обособленные специализированные сферы: например, силовые структуры, трудоемкие формы сельского хозяйства.

Что же с молодицами и молчеками? Мы уже упоминали, что в предыдущих периодах цивилизации (грубо говоря в средневековье) они продолжали мирно существовать в рамках общества, и даже часто играли руководящую роль. То же самое продолжается и в наши дни и, по-видимому, будет продолжаться впредь. Типы молчека и молодицы самодостаточны по сути, их успешность практически не зависит от общества, и они имеют преимущество перед другими типами именно в силу своей гибкости. Как бы не видоизменилось общество, молчек и молодица сумеют при желании приспособиться к нему. Т.о. эта форма является с одной стороны самой древней, а с другой - непременно самой успешной и долгоживущей в  перспективе. Каким бы устойчивым и в целом успешным не был тип (как например, синий чулок сейчас), у него всегда остается тяга, зависть к молчеку/молодице. Возможно, что в этом проявляется стремление к полноценной реализации истинной сущности человека, возможность которой у общественно-устойчивых типов частично утрачивается в угоду хорошей приспособленности к общественному укладу. А возможно, что это обусловлено частыми примерами особой успешности среди молодиц и молчеков, которая вытекает из их больших адаптивных способностей.

Следует заметить о круге общения этих типов. Упоминание женских и мужских типов попарно могло бы создать впечатление, что их сходство должно повлечь и контакты преимущественно внутри этих пар. Действительно, инстинкт размножения остается самым мощным и его никто не отменял, и, действительно, наиболее продуктивные контакты такого рода происходят именно внутри упоминаемых пар. В дополнение к сексуальным контактам можно выделить еще два уровня общения - межличностное и деятельностное. Виды типичных контактов по типам распределятся так:

тип Сексуальный уровень - наиболее вероятный половой партнер * Межличностный уровень - друзья, ближайшее окружение. Деятельностный уровень - с кем общается во время основных деятельностей
молчек **** молодицы + голубые чулки молодицы + синие чулки сам с собой
молодица **** молчеки + необолы + лопухи молчеки + лопухи сама с собой
необол телка ** необолы
тетка - тетки
лопух лопухи + синие чулки ***
синие чулки лопухи + синие чулки ***

Примечания:

* Мастурбация как вероятный половой партнер не рассматривалась

** Телка - молодая женщина с неоформившимся типом

*** У лопухов и синих чулков разделение сфер общения по полу смутно - ввиду этого в сексуальном плане распространены бисексуальность и гомосексуальность (зависит от подтипа), в межличностном - круг общения не зависит от пола, а от интересов и деятельностей, а сами деятельности проходят не столько в общении с людьми, сколько в общении со вспомогательными устройствами и агрегатами (ранее - картотеки и бумаги, сейчас - компьютер). Лопухи и синие чулки не самодостаточны, но спасения они ищут не в общении с себе подобными, как необолы и тетки, а в Боге (в период монастырей) или компьютере/сложной работе (сейчас).

**** Взаимное несовпадение в группах контактов, т.е. избыточность их у молчеков и молодиц, обусловлена тем, что процент молчеков и молодиц в популяции достаточно мал, поэтому их контакты с другими типами количественно ощутимы для них самих, и при этом неощутимы для других более многочисленных типов.

 

Типы общения описаны как они есть на сегодняшний день. Видно, что молодица и молчек сохраняют "дикую модель". Необол и тетка отличаются излишней жесткостью в стиле общения, и это неизбежно мешает им в работе, где больше требуется общения с уникальными специалистами, независимо от пола. А лопухи и синие чулки отличаются "всеядностью". Они легко переносят всяческие ущемления свободы, которые неизбежны при тесном контакте с обществом. Они легко согласны употреблять суррогаты для удовлетворения своих потребностей. И это взамен дает им устойчивость выживания.

В целом с развитием цивилизации прослеживается тенденция закрепления все более инфантильных типов, т.е. тех, которые имеют больший набор "детских" качеств. Это связано с возрастающей информационной нагрузкой, что в свою очередь связано с длительным обучением. А успешное длительное обучение возможно только при сохранение детского менталитета. Если под взрослостью понимать именно степень ответственности и трезвую оценку своего положения в обществе, то в ряду молчек-необол-лопух возраст взросления увеличивается. В этом смысле молчек "взрослеет" рано и мало меняется с течением жизни (по форме может быть, но не по содержанию). Необолы имеют тенденцию при относительной успешности жизни приобретать к старшему возрасту черты молчека (в частности их чувство ответственности становится осознанным) - этот процесс очень варьирует во времени, и поэтому у мужчин типы выделяются четко только в молодом возрасте (до 30 лет), в дальнейшем "разброд" среди необолов смешивает картину и привносит несколько новых мужских типов. Лопухи в норме стабильны по ходу жизни и "взрослеют" с трудом, но в некоторых случаях жизненные неурядицы заставляют их делать крен в сторону необолов и/или молчеков (зависит от подтипа).

Все вышесказанное никак не связанно с внешней серьезностью. Молчек может быть игривым и вести себя как ребенок, а необол все время серьезным и морщить лоб. Но в то же время необол может быть всерьез озабочен установкой новых подфарников для своей машины (читай: большой игрушки), а "инфальтильный" лопух вдруг забросит электронные торги и будет больше играть в солдатики со своим ребенком (читай: бросит игрушки и станет более ответственным).

Т.о. игривость отражает подвижность незаскорузлость психики и не обязательно связана с чувством ответственности. Низкая игривость, подвижность эффективна только на небольшом этапе, и парадоксальным образом с возрастом чревата впадением в детство. Т.е.: чем дольше не выпадать из детства, тем меньше шансов в него впасть.

У женщин картина менее пестрая. Начиная с детородного возраста у большинства у них срабатывают врожденные программы и отклонений от нормы очень мало.

Может показаться, что разделение на типы очень жесткое. На самом деле, конечно, есть переходы. Но такое разделение позволяет выделить действительные принципиальные различия между типами и тенденции в развитии общества.

 

Дмитрий Щербина <sherdim@mail.ru>
© 2001 Dmitry Sherbina